DataLife Engine > Свежие новости / Главная новость / ПРОИСШЕСТВИЯ > Очередной абсурд в деле Мангера, или украинское правосудие не перестаёт шокировать

Очередной абсурд в деле Мангера, или украинское правосудие не перестаёт шокировать

Очередной абсурд в деле Мангера, или украинское правосудие не перестаёт шокировать


Последнее заседание по делу Мангера, кажется, побило все рекорды по своей абсурдности.

Так, вчера Днепровский районный суд города Киева снова продлил содержание Владислава Мангера под стражей на 2 месяца. Группа «Хто замовыв» уже написала об этом радостный пост, давайте и мы с вами разберемся, что было вчера. А было много интересного.

Ситуацию комментирует адвокат Мангера Дмитрий Ильченко.

"Короткая версия (для тех, у кого нет времени): вчера защита предоставила в суд доказательства того, что прокурор соврал, когда утверждал, что Мангер «уклонялся от вызова в Печерский суд 12.06.2020 года» (это изначальная причина взятия под стражу).

Оказалось, что на 12.06.2020 года Мангера в суд вообще не вызывали. Суд счёл, что это «не существенно, так как Мангер имел возможность связаться с судом и самостоятельно узнать, не назначено ли на эту дату заседание».

Во вторых был допрошен следователь по делу Гандзюк. Следователь сообщил, что не помнит, что бы свидетель Павловский сообщал ему о том, что Мангер ему угрожает. А если бы такое обращение было – то следователь бы обязательно принял меры.

А вторая причина нахождения Мангера за решёткой это слова Павловского о том, что в июня 2019 года ему звонил «мужской голос» и угрожал. И Павловский понял, что это звонили от Мангера.

Но и на эти показания судье оказалось… плевать. Она сочла их «не существенными».

Итак, давайте разберемся за что сидит Мангер. Начнём с того, что совсем не за убийство Катерины Гандзюк. Сидит он потому, что прокуратура обвинила его в уклонении от суда и угрозах свидетелям.

Почти год назад, 12.06.2020 года Печерский районный суд города Киева назначил судебное заседание по рассмотрению ходатайства прокурора об изменении Владиславу Мангеру залога на содержание под стражей.

Вот только одна проблема – Мангера на этот суд никто не вызывал. Вчера в суде были предоставлены документы – Мангеру не то, что повестку не отправляли – даже не звонили и не слали смс.

Тем не менее, суд посчитал, что Мангер «должен был догадаться», что будет заседание и сам поинтересоваться, когда же ему нужно приехать в суд.

То есть суд считает, что каждый из нас обязан регулярно обзванивать все суды с вопросом «А не назначили ли на завтра суд против меня?»

Все эти документы вчера были изучены и… проигнорированы. Суд посчитал, что они «не имеют никакого значения» так-как «риск уклонения от суда доказан». Кем доказан, как доказан – суду всё равно.

Как и всё равно, что Мангер 1,5 года находился под залогом, в течении этого времени неоднократно вылетал за границу – и всегда возвращался. Хотя тогда его обвиняли в убийстве – где максимально наказание это пожизненное лишение свободы.

А сейчас «всего то» в тяжких телесных, где максимальное наказание – 10 лет. Значит, от пожизненного Мангер не прятался, а от 10 лет, внезапно, сбежит?

Но это «цветочки». Ягодки случились потом. Как известно, против Владислава Мангера есть ровно 4 доказательства.

Учитывая, что все тома с доказательствами уже изучены (остались тома с процессуальными документами) можно смело утверждать, что других доказательств уже не будет. Эти доказательства – показания 4 свидетелей. Коротко напомню, о чем они говорят.

1) Игорь Павловский утверждает, что «однажды ко мне забежал перепуганный Левин и стал кричать «Это мы, это мы заказали Катерину Гандзюк. Мы, с Николаевичем». А потом попросил не рассказывать об этом Николаевичу Мангеру и Коле Ставицкому».

Такие показания Игорь Павловский дал после 9 месяцев нахождения в камере-одиночке так называемого «СИЗО СБУ» - а попросту тех самых «подвалов КГБ», которые существуют в Украине до сих пор и используются по назначению – для пыток.

В частности Павловский, больной артрозом, был помещен в камеру с открытым окном зимой, где единственная кровать была прикручена к полу под этим самым открытым окном. Также ему не давали ни обезбаливающие, ни стероиды, обязательные при таком заболевании.

Результат – артроз медленно уничтожил тазобедренные суставы Павловского, который непрерывно кричал от боли несколько месяцев. К Павловскому можно по разному относиться – я, лично, считаю его мерзким гадом, который действительно занимался вырубкой леса и крышеванием бандитизма в области. Но, считаю, что это не повод применять к человеку пытки.

Сразу после дачи показаний против Мангера Павловского выпустили из СИЗО СБУ. Немного «оклемавшись» на воле, Павловский отказывается от своих показаний и прямо сообщает в суде (!) что его заставили дать показания и что он никогда не слышал ни о каком Николаевиче.

А сам разговор с Левиным был совсем другим – к нему однажды пришёл Левин и спросил «Где Торбин и правда ли, что его задержали за нападение на Гандзюк?» После чего предложил найти Торбину адвоката.

Сразу же после дачи новых показаний в Херсон приезжает зам генерального прокурора Виктор Трепак, который проводит обыск у Павловского дома, находит там пистолет, после чего Павловского снова арестовывают и садят в то же самое СИЗО СБУ, где история повторяется.

Павловский пишет оттуда несколько десятков писем о том, что его пытают – но их игнорируют. В результате Павловский уже в нашем суде повторяет свою историю про Левина и Николаевича. При этом во время допроса его «охраняют» 5 работников СБУ, с которыми, как Павловский знает, он поедет назад. Также у Павловского в руках бумажка, с которой он читает текст показаний.

Вчера на суде был зачитан написанный Павловским судье документ, в котором Павловский ещё раз сообщает, что никаких данных про причастность Мангера к нападению у него нет и не было и что на него давят работники СБУ. Знаете, какую оценку судья дала этому документу? Признала его «не имеющим отношения к делу».

2) Торбин утверждает, что однажды к нему обратился Левин с просьбой причинить Катерине Гандзюк телесные повреждения средней тяжести. А когда Торбин спросил «для чего тебе это нужно?» то Левин ответил «Она всех задолбала, все не довольны. Я недоволен. И не доволен Николаевич».

На вопрос Торбина «кто такой Николаевич» Левин, якобы, ответил, что «Если ты не знаешь, то тебе не надо знать». Опустим то, что обстоятельства этой встречи выглядят крайне туманно (Торбин не может вспомнить очень много совершенно обычных подробностей, вроде погоды в этот день или того, о чем ещё они говорили).

Но даже если это всё чистая правда – как это доказывает вину Мангера? Не говоря уже о том, что показания про «Николаевича» появились только после почти года отсидки Торбина в камере-одиночке незаконно существующего СИЗО СБУ.

3) Показаний Браги и Пилипенко, которые сообщили, что, однажды, они шли по коридору, там была дверь, а из-за двери два голоса обсуждали, что Николаевич не доволен тем, что некий заказ не выполняется, но скоро будет выполнен и всё будет хорошо. И эти голоса были похожи на голоса Торбина и Левина.

Пилипенко свои эти показания дал… после попадания в СИЗО СБУ. Внезапно, да? А оказался он там за «участи в незаконном митинге в Олешках в 2018 году». Вот как.

Думаю, что даже не юристам понятно, что подобные «доказательства» нельзя даже назвать доказательствами. А что же в других томах, спросите вы. Каждый раз, когда мы заканчивали изучение тома, то мы этот вопрос задавали.

Так вот, в 90% случаев прокурор сообщал, что «в этом томе доказательств вины нет, это просто ход расследования». В 10% случаев в томе были процессуальные документы.

Так вот, по мнению прокурора и суда, этим самым свидетелям, которые не слова не сказали против Мангера, сам Мангер, внезапно, решил угрожать.

По словам Павловского в июне 2019 года ему стал звонить не известный и требовать «перестать давать показания против уважаемых людей, а не то…» Павловский, якобы, тут же сообщил об этом следователю СБУ.

Так вот, вчера случилась СЕНСАЦИЯ. Был допрошен этот самый следователь СБУ, который сообщил, что никакого звонка от Павловского он не помнит. Более того, Павловский несколько раз писал ему письма, в которых выражал обеспокоенность своей безопасностью, но не от Мангера, а в принципе.

Как сказал вчера свидетель – если бы он получил от Павловского данные об угрозах, то принял бы меры. Более того, свидетель даже сам бы поехал к Павловскому, что бы помочь ему правильно составить заявление. Но подобного не было – потому, что никто Павловскому не угрожал.

Что касается угроз Пилипенко и Браге то тут всё ещё смешнее. Пилипенко сидел в СИЗО СБУ. Его переводят в обычное СИЗО на 1 день, где ему тут же «угрожают» - в камеру заходит некий Дред, который сообщает, что некий Дед недоволен Павлоским так-как Павловский «мусор и стукач».

При чём тут Мангер – не понятно. Но самое интересное – допрошенный в суде сокамерник Пилипенко сообщил, что ничего подобного не было. В этот день никто не заходил к Пилипенко, а вечером его увезли назад в СИЗО СБУ. То есть, весь «перевод» был исключительно спец операцией СБУ по созданию доказательств протии Мангера.

Но и «вишенка на торте» - представитель потерпевших Закревская заявила, что Мангера нужно держать в СИЗО, т.к. адвокаты Мангера во время судов «давят на свидетелей» задавая им вопросы, а также «требуют допроса экспертов», чем тоже давят. То есть, по мнению Закревской, когда адвокат допрашивает свидетелей – он этим давит на них. И его клиента за это нужно содержать под стражей.

Также у Закревской случилась «оговорочка по Фрейду» - она стала требовать «провести следствие и найти убийц Гандзюк». Вот только кто тогда Мангер, если убийц ещё нужно найти?

Судья проигнорировала все доводы защиты, формально отписалась о том, что «существуют риски, которые ничем не опровергнуты» (хотя по закону не мы опровергаем риски, а прокурор их доказывает) и продлила содержание под стражей.

Следующее заседание 27.05 – продолжим читать «рапорта работников СБУ». В них много интересного, но не про Мангера. Например, про то, что СБУшники в какой-то момент подозревали в финансировании Левина… отца Мангера. Который умер за 10 лет до этих событий. Но 3 месяца СБУшники разрабатывали эту версию. Вот на что идут наши налоги.



Вернуться назад